kamch-trav-38.jpg

Медведь и человек

Никогда не знаешь как поведет себя человек и медведь при встрече, что называется «на коротке».

Эту историю рассказал мне Григорий, весьма известный в наших краях охотник- промысловик сейчас уже весьма солидного возраста. Охотой он промышлял с юности  и занятию этому посвятил всю свою жизнь. Угодья его располагались в бассейне одной весьма  богатой рыбой реки, берущей начало в отрогах Срединного хребта Камчатского полуострова и впадающей в Охотское море. В силу того, что на самой реке и ее притоков находилось множество нерестилищ лососевых, а склоны сопок поросли кедровым стлаником, угодья были богаты зверем. Соболь, лисица, выдра и медведь водились в изобилии. Основы промысла, конечно, составлял соболь ну и попутно остальные виды пушных зверей. Медведей  Григорий  добывал когда нужно было мясо или когда тот начина мешать промыслу.

Среди медведей тоже встречаются хулиганы – громят по весне избушки, шкодничают на путиках ломая ловушки . Но хуже всего когда появляется шатун – медведь по какой – либо причине не нагулявший достаточного для залегания в берлогу жира. Голодный медведь в берлогу не ляжет в срок, а будет до последнего бродить в поисках пищи. Эти звери представляют реальную опасность для всего живого и конечно для человека, поскольку шатун часто сам начинает выслеживать охотника.

У нас не принято вести счет добытых медведей, однако, несомненно, добыл их Григорий за несколько десятилетий промысла не мало. В одиночку поднимал из берлоги (в те времена охота на берлоге была не запрещена), добывал в горах с подхода, стрелял на нерестилищах, … Приходилось ему иметь дело и с шатунами. Даже в  этом случае «губа не дрожала», да и руки тоже.

Случай, о котором рассказ, он объяснить не смог…

Была ранняя осень , середина сентября. Сезон массового хода на нерест лососевых уже закончился и хотя на нерестилищах еще стояло достаточно много самцов кеты, основная часть медведей уже переместились с реки на склоны сопок кормиться рябиной и орехом кедрового стланика.

«Ничего нет красивее гор осенью в их буйстве красок до выпадения снега. Воздух прозрачен и свеж. Ночные заморозки покончили с гнусом и так приятно сбросить сапоги и, расстелив на голубичнике подсушиться портянки, дать отдых натруженным ногам» - размышлял Григорий прислонившись к корявому стволу каменной березы. Чуть сзади него  присев на колени , находился иностранный охотник – крупный мужчина с мощной винтовкой в руках.

Они четвертый день искали трофейного медведя и хоть за эти дни медведей видели не мало, но большей частью это были матухи с пацанами этого или прошлого сезонов и молодые не крупные звери.

Клиент  Григорию попался под стать ему самому - не молодой, много повидавший, упорный , хоть  и не в лучшей физической форме. Хотел крупного красивого медведя для своей коллекции в далеком Сиэтле.

Около часа назад, уже порядком измотанные поиском  они увидели крупного медведя переходящего от одного массива кедрача к другому. И хоть  расстояние до него было не менее километра, Григорий был уверен, что это хороший трофейный зверь.

Охотники, не спеша, пользуясь тем что ветерок тянул от медведя, приблизились метров на 100 к тому месту где видели медведя и , устроившись  на невысоком бугре возле ствола березы, стали ждать.

Позиция располагалась на редколесной узкой пади, что просматривалась в обе стороны не менее чем 2 – 3 километра. Склоны покрывались непроходимым для человека кедровым стлаником  высотой более двух метров. Урожай шишки был отменно хорош.

По мнению Григория ближе к вечеру медведь должен был выйти из кедрачей в падь и направиться по набитой тропе вниз, к озерам. Оставалось только ждать.

Зверь появился, как будто материализовавшись из воздуха, совсем не там где ожидали его увидеть, а справа и чуть сзади. Геннадий и медведь увидели друг- друга наверное одновременно. Медведь, огромный старый зверь, с рваными ушами и соломенного цвета густой шерстью, стоял неподвижно, чуть наклонившись вперед , в пяти метрах.

Григорий много лет не может забыть то состояние ступора в котором он находился в этот момент:  ясно понимая, что надо поднять винтовку, снять с предохранителя  и дать команду на выстрел, он не мог даже пошевелить губами…. Дикое оцепенение…. Целая вечность.

Из этого состояния его вывел грохот выстрела с сзади.

 Геннадий не слышал выстрелов своего «Тигра», только приклад тупо тыкался в плечо и как в немом кино, мелькали вылетающие гильзы…..